Последние годы Ленина

Без рубрики


25 мая 1922 года
 у Владимира Ильича Ленина в Горках случился первый парализовавший его приступ. Правая часть тела была частично парализована, нарушились мыслительные процессы и речь. С этого дня начался отсчет последних дней жизни вождя мирового пролетариата.

Приступы его болезни, выражавшиеся в бессоннице, раздражительности, головных болях и обмороках, начали появляться у Ленина еще до рокового 25 мая. Врачи называли это последствиями переутомления и рекомендовали отправиться в отпуск, что он и сделал, приехав в подмосковную усадьбу Горки 23 мая 1922 года. Спустя два дня с ним случился первый паралич. Врачи запретили ему покидать Горки. Для человека, который жил тем, что говорил, писал и постоянно работал, это событие было трагедией, с которой нужно было бороться.

И Ленин, имевший в 52 года отменно крепкий организм, начал очень быстро восстанавливаться. Во многом это происходило благодаря Надежде Константиновне, его верной спутнице. Уже спустя пару дней он вновь начал изъясняться на иностранных языках, забывая, правда, иногда некоторые слова. Правые рука и нога двигались все лучше и лучше. Заботливые окружающие следили за больным Лениным и старались окружать его вниманием. Например, ему даже прислали целый набор из настольных игр, но Владимир Ильич категорически отказался играть в них. Ему нужна была только работа, и он негодовал, когда его считали за больного или ослабевшего умом. Большим счастьем для лидера партии были встречи с соратниками, которые очень часто наведывались к вождю.

Сталин у Ленина в Горках. 1922 год
Сталин у Ленина в Горках. 1922 год

К октябрю состояние Ленина улучшилось и врачи разрешили ему вернуться в Москву к работе. Лечивший его доктор писал: «Я никогда не забуду, с какой благодарностью и счастьем в конце сентября 1922 г., когда его страдания значительно уменьшились, он принял мое заявление, что он, хотя и в сильно сокращенном объеме, к началу октября может снова приняться за свою работу». Он вновь начал вести заседания правительства, участвовать в собраниях и произносить речи. Ленин вновь приступил к написанию теоретических работ. А вот соратники, которые уже свыклись с мыслью о почти выжившем из ума вожде, были очень сильно удивлены его работоспособностью.

Ленин в в кабинете в Кремле. Октябрь 1922 года
Ленин в в кабинете в Кремле. Октябрь 1922 года

Однако приступы болезни периодически возвращались, и ему приходилось уезжать в Горки. А 22 декабря случился второй приступ паралича. Из-за этого он не смог присутствовать на историческом I-м Всесоюзном съезде Советов, который провозгласил создание СССР. Физическая невозможность выступить с речью на съезде так его расстроила, что он, «несмотря на свою исключительную выдержку, не мог сдержать горьких рыданий». Врачи же вновь резко ограничили его работу, разрешив только по несколько минут в день диктовать свои мысли и категорически запретив встречаться с кем-либо и читать газеты и книги. Эта опека казалась Ленину тюрьмой и насилием.

В годы своей болезни лидер большевиков несколько раз просил дать ему яду. Так, с подобной просьбой он обращался даже к Сталину, который, однако, не стал этого делать.

Во многом, конечно, это попечение было принудительным. Например, строго проверялась вся информация, которая поступала к Ленину. Это, кстати, стало причиной ссоры Крупской со Сталиным, который грубо накричал на нее по телефону. Узнавший об этом скандале, Ленин в марте 1923 года написал письмо обидчику, после чего с ним случился новый, самый страшный приступ, от которого он уже не оправился.

Его жизнь превратилась в ад. Правая сторона почти полностью отнялась. Бессонницы из-за мигреней стали постоянными, из-за чего Ленин был нервозным. Он почти перестал контролировать свои эмоции. Время от времени вождь революции не мог сдержать слезы при людях. Случалось, что он сильно махал руками, кричал, пел, выл. Близким он казался сумасшедшим, одержимым, идиотом, а он просто по-иному не мог выражать тех физических и душевных страданий, которые переносил. У Ленина стали случаться кошмары и галлюцинации. Иногда Владимир Ильич терял сознание. Он стал хуже видеть и слышать.

Речь почти пропала. Один из врачей писал: «Не мог выразить самой простой примитивной мысли, касающейся самых насущных физиологических потребностей. Не мог сказать, но в состоянии был все понять. Это ужасно. На лице его было написано страдание и какой-то стыд, а глаза сияли радостью и благодарностью за каждую мысль, понятую без слов». Теми немногими словами, которыми он пользовался, были «революция», «вот-вот» и «что-что». Правда, у него была настолько хорошая мимика, что многим удавалось понимать Владимира Ильича без слов.

Окружавшие его люди старались поддерживать вождя и читали ему любимые книги, показывали фильмы. Он делал вид, что внимательно их смотрит, но уходил мыслями в себя и часто начинал плакать. Но его очень раздражало, когда он понимал, что его воспринимают как слабоумного. Например, особо старательные люди, зная любовь Ленина к собиранию грибов, расставляли по обочинам дорожки, по которой его возили на прогулку в коляске, уже срезанные грибы, что очень обижало больного.

Один из его соратников вспоминал о приезде к Ленину летом 1923 года: «Я пошел, не зная точно, как себя держать и кого я, в сущности, увижу. Решил все время держаться с веселым, радостным лицом. Подошел. Он крепко мне жал руку, я инстинктивно поцеловал его в голову. Но лицо! Мне стоило огромных усилий, чтоб сохранить взятую мину и не заплакать, как ребенку. В нем столько страдания, но не столько страдания в данный момент. На его лице как бы сфотографировались и застыли все перенесенные им страдания за последнее время»

Но Владимир Ильич усиленно боролся с болезнью, особенно в периоды улучшения состояния здоровья. Например, к лету 1923 года он вновь стал понимать речь окружающих, слушать читаемые книги и читать газеты «про себя». Больше всех в этом ему помогала Крупская, которая учила мужа считать, повторяла с ним слова и буквы. И к осени 1923 года состояние Владимира Ильича вновь улучшилось. В октябре он даже предпринял краткую поездку в Москву, где в своем кабинете отобрал для себя некоторые книги и записи. Казалось, что вождь революции и в этот раз сможет выкарабкаться.

Однако 21 января 1924 года вновь наступило ухудшение. Вечером утратилось сознание и появились судороги. «Правые конечности были напряжены до того, что нельзя было согнуть ногу в колене. … Этот припадок сопровождался резким учащением дыхания и сердечной деятельности. … Мы намерили температуру — термометр показал 42,3 градуса. … Ровно в 6 час. 50 мин. вдруг наступил резкий прилив крови к лицу, лицо покраснело до багрового цвета, затем последовал глубокий вздох и моментальная смерть». Вождь мирового пролетариата и лидер большевиков Владимир Ленин умер.

Уже вскоре начались его грандиозные похороны, когда к его гробу шли и шли делегации. Чуть позже наступила новая эра в его жизни — эра обожествления. Но это была уже другая история и другой Ленин…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *